logo
 
?

игровые автоматы дембель

В годы Перестройки и Гласности была впервые приоткрыта завеса в закрытый мир военной службы.

До этого статистика гибели на учениях, военных преступлений и самоубийств находилась в ведении военной прокуратуры и потому была полностью закрытой.

Лишь иногда отдельные эпизоды неуставных отношений расходились в виде слухов.

Возвращавшиеся со службы «дембеля» неохотно рассказывали в мужских компаниях о том, что на первом году службы молодым солдатам приходится шестерить на «старослужащих» - чистить им сапоги, заправлять койки, стирать форму, подшивать подворотнички и делать многое другое, что унижает человеческое достоинство.

1987, Юрий Поляков Первой «ласточкой», открывшей глаза широкой общественности, стала повесть будущего главреда «Литературной Газеты» Юрия Полякова «Сто дней до приказа», опубликованная в ноябрьском выпуске журнале «Юность» за 1987-й год.

Двумя годами ранее Поляков сорвал покровы с ВЛКСМ, разоблачив «несоветское» поведение комсомольских вожаков в повести «ЧП районного масштаба».

Критику комсомола цензура пропустила, но армия со времён Великой Отечественной Войны всё ещё была чем-то священным и торжественным, и писать о ней было принято только в положительном ключе! Ей помог случай - известный эпизод с высадкой немецкого пилота Матиаса Руста на Красной площади в том же 87-м году.

И когда военный цензор в очередной раз заявил, что не пропустит повесть в печать, редактор «Юности» Андрей Дементьев ответил ему желчной фразой: «лучше бы вы Руста не пропустили! А может быть помогло и то, что тема неуставных отношений была поднята на ХХ съезде ВЛКСМ в апреле всё того же 87-го…

Разойдясь по стране, повесть имела эффект разорвавшейся бомбы, но это была лишь верхушка айсберга!

Вскоре о неуставных отношениях заговорили в Главпуре и Политбюро. - Ну, а раз правильно, то это никакие не издевательства, а самое обыкновенное наставничество.

Были выявлены и причины деградации доблестной Красной армии, которых было две. Закон о Всеобщей Воинской Обязанности от 12 октября 1967-го года уменьшал срочную службу с трёх лет до двух (на флоте с четырёх до трёх), что вызвало острое недовольство старослужащих солдат, которым предстояло служить на год больше, чем новому призыву, на котором они и вымещали злобу. чем больше молодой воин сделает, тем быстрее освоится, переймет опыт. И лучших «стариков» наставников нужно даже поощрять! (Юрий Поляков - «Сто дней до приказа») В 80-х дедовщину объявили «врагом Перестройки», и гигантская пропагандистская машина начала тиражировать плакаты с осуждением несоветского поведения старослужащих, которое, словно ржавчина разъедает Советскую Армию («оплот миролюбивой политики Партии и Правительства СССР»), а значит и боеспособность всего государства.

В результате, после года службы «постаревшие» молодые отыгрывался на новобранцах, а те на ещё более молодых... Случаи неуставных отношений разбирали на комсомольских собраниях в воинских частях, но, как это опять-таки показал ещё Поляков, толку от них было мало, ведь «старики», как правило, и были комсомольским активом.